История политических и правовых учений/2. Методология истории политических и правовых учений

Материал из Викиверситета
Перейти к навигации Перейти к поиску

Методология истории политических и правовых учений[править]

История политических и правовых учений как самостоятельная юридическая дисциплина вместе с другими юридическими дисциплинами относится к числу гуманитарных наук. И в ней, как и в других современных гуманитарных науках, используется — с учетом предметной специфики и особенностей целей и задач научного познания в области истории политических и правовых учений — богатый арсенал философских и специально-научных методов, и прежде всего методы формально-логического, диалектического, системного, сравнительно-исторического исследования.

Тот или иной метод (и совокупность используемых методов) — это, разумеется, не самоцель, а лишь путь познания,способы и приемы исследования. Научная значимость и познавательная ценность применяемого метода определяются в конечном счете его эвристическим потенциалом, его способностью обогатить науку новым знанием об изучаемом объекте,выявить новые моменты в исследуемых явлениях и привести к более содержательному и более глубокому их пониманию. Каждое более или менее развитое учение о праве и государстве как определенная система теоретических знаний представляет собой взаимосвязь и единство предмета и метода соответствующего политико-правового учения.

С позиций юриспруденции определяющее (исходное и финальное) значение для характеристики метода, как и предмета,той или иной политико-правовой концепции (теории) имеет лежащее в ее основе, выявляемое, обосновываемое и раскрываемое в ней понятие права и соответствующее правовое понимание (понятие, трактовка, оценка и т. д.) государства, политики, законодательства, форм поведения людей, их отношений и т. д. Предмет и метод — это различные (мысленно различенные в теоретической абстракции) формы выражения и характеристики единой теории, одного и того же теоретического образования, одной и той же системы знаний, представленных в определенном политико-правовом учении.

Взаимодействие и единство предмета и метода политике-правовой теории, как и любой другой теории, в общем виде состоят в том, что метод есть предмет в его действии (в его формировании, организации и познавательном воздействии), а предмет — это системно организованное выражение познавательного итога, смысла и значения метода.

Метод как совокупность познавательных средств и приемов политико-правового исследования, как путь познания, ведущий от объекта к предмету, — тоже теоретическая форма, сама теория в ее самопознании, развитии, углублении, обновлении, а не некий внетеоретический инструмент или феномен, который магическим образом превращает незнание в знание, обыденное представление и мнение — в научное (теоретическое)знание.

Выделение в единой политико-правовой теории ее предмета и метода является лишь мысленной абстракцией, необходимой для более углубленного и адекватного постижения познавательных свойств, характеристик, смысла и значения теории.

При этом предмет в качестве составного аспекта (компонента) политико-правовой теории выражает познавательные итоги действия метода в виде определенной системы полученных знаний об объекте, а метод в качестве другого аспекта (компонента) теории выражает познавательный (объяснительный, доказательный, прогностический и т. д.) статус, смысл и значение этого знания, его соотношение (преемственность, новизна и т. д.) с прежним знанием и прежним пониманием объекта, способы, приемы и формы получения, обоснования, организации и функционирования нового знания, смысловое место и значение его различных моментов и их взаимосвязей в структуре данной теории, в продолжающемся процессе научного по- знания права, государства, политики и т. д.

В любой последовательной политико-правовой теории ее предмет (определенное знание об объекте) методологически осмыслен, а метод (способ, форма познания, понимания, объяснения объекта) предметно выражен. Именно поэтому такая теория имеет методологическое значение, обладает функцией метода познания и выполняет эту роль или непосредственно, или опосредованно (как составной момент последующей политико-правовой теории).

В силу их большой познавательной ценности и огромного эвристического потенциала методы (методологические компоненты) некоторых глубоких и оригинальных политико-правовых теорий приобретают в последующем как бы самостоятельное (независимое от предмета соответствующих теорий) существование и универсальное (общенаучное, общетеоретическое)познавательное значение.

Конечно, всякая новая политико-правовая теория может возникнуть лишь на основе предшествующих теорий и находится с ними в необходимой преемственной связи. Это проявляется также и в плане использования уже доказавших свою познавательную ценность различных методологически значимых средств и приемов исследования в последующем процессе изучения того или иного объекта, форм организации и систематизации нового знания об объекте, принципов интерпретации и оценки прежних концепций и новой теории в общем контексте всемирной истории политико-правовой мысли. Однако при этом следует учитывать, что соответствующие методы(прошлых и современных) политико-правовых теорий, в том числе и методы, за которыми признается общенаучное значение, — познавательно связаны с предметами своих теорий и вне их познавательного смыслового единства со своим предметом приобретают в других теориях иное познавательное значение и другое предметное выражение. Так, у разных приверженцев диалектического метода (Гераклита, Гегеля, Маркса, Маркузе и т. д.) совершенно различные учения о праве и государстве. То же самое можно сказать о концепциях приверженцев других общефилософских и общенаучных методов.