Категория дейксиса

Материал из Викиверситета
Перейти к навигации Перейти к поиску

Определение понятия[править]

ДЕЙКСИС (греч. "указание"), использование языковых выражений и других знаков, которые могут быть проинтерпретированы лишь при помощи обращения к физическим координатам коммуникативного акта – его участникам, его месту и времени. Соответствующие вербальные средства именуются дейктическими выражениями или элементами.

Виды дейксиса[править]

Обычно различается три основных вида дейксисаперсональный (личный), пространственный и временной. Центральные языковые единицы, соответствующие этим трем типам, – это, соответственно, местоимения 1 и 2 лица (я, вы), локативные (здесь) и временные (сейчас) выражения. Эти три типа единиц соответствуют прагматическим переменным речевого акта (термин Е.В.Падучевой), или эгоцентрическому дейктическому центру, на который ориентируются участники коммуникативного акта. Дейктические элементы могут представлять собой отдельные лексемы, а могут быть связанными аффиксами в составе других слов. Так, например, русское личное окончание -у (в слове пишу) так же указывает на говорящего, как и местоимение я. Персональный дейксис в сущности является частным случаем более широго явления – предметного дейксиса. Немаркированные средства выражения предметного дейксиса – местоимения 3 лица, сопровождаемые эксплицитным указующим жестом (рукой, головой, глазами): (1) [Учитель собирается наказать одного из дерущихся школьников, а тот возражает:] Это все он начал [показывая рукой на одного из своих противников по драке]. Столь же стандартно выражение предметного дейксиса при помощи указательных местоимений (употребленных субстантивно либо адъективно в составе именной группы): (2) [А. показывает Б. фотографии; Б. спрашивает, указывая на одно из лиц на фотографии:] А это кто такой? (3) – Верите ли, это бредовое сооружение Ирода, – прокуратор махнул рукой вдоль колоннады, так что стало ясно, что он говорит о дворце, – положительно сводит меня с ума (Булгаков). В языках мира (в том числе в русском) местоимения 3 лица часто диахронически происходят из указательных местоимений, что показывает тесную связь этих двух классов единиц.

Предметный/персональный дейксис может осуществляться без помощи жестов, если используются специализированные дейктические средства. К ним относятся местоимения, указывающие на участников коммуникативного акта (местоимения 1 и 2 лица). При употреблении этих местоимений аналогом жеста является непосредственная физическая вовлеченность говорящего и адресата в коммуникативный акт. В обоих случаях – и при использовании жестов, и при опоре на координаты коммуникативного акта – при дейксисе устанавливается непосредственная связь между языковым выражением и внеязыковым объектом. В этом состоит главная черта прототипических дейктических выражений.

Пространственный и временной дейксис осуществляется в языках мира формальными элементами двух основных типов: именными группами, включающими указательные местоимения или их аналоги (в этом лесу, в этом году) и элементами наречного типа (здесь, сегодня, сейчас, [такое-то время] назад). Помимо этого, во многих языках для выражения времени существует одноименная грамматическая категория. Высказывание типа Я пишу статью с глаголом в настоящем времени ясно указывает на промежуток времени, включающий момент речи.

Существуют более сложные пространственные и временные дейктические выражения, указывающие не непосредственно на объекты, места и моменты, совпадающие с дейктическим центром, а через их посредство на другие объекты, места и моменты (в соседней комнате, поблизости, в прошлом году, вчера, скоро, раньше). Так же устроено употребление прошедшего и будущего грамматического времени, например Я буду писать статью – указание на промежуток времени, определяемый по отношению к настоящему моменту.


Место дейксиса в языковой системе[править]

Иногда в семантических теориях дейктические выражения рассматриваются как экзотические, отличающиеся от «нормальных» языковых единиц, значение которых не зависит от контекста и конситуации. В действительности же очень широкий круг языковых единиц имеет дейктические компоненты. Так, например, английские глаголы come "приходить" и go "уходить" являются дейктическими по своей природе: выражение come to X "прийти в Х" может быть использовано, только если говорящий и/или адресат находится в месте Х либо в момент описываемого события, либо в момент речи. В японском языке можно употребить обычный глагол kaite, означающий "написал", в предложении типа "Я написал письмо студенту", но нельзя в предложении "Студент написал письмо мне" – в этом случае необходимо добавить дейктический глагол, например kaite kureta, букв. "написал мне-дал". Многие лексемы, которые не являются исключительно дейктическими, допускают дейктическое употребления, например рядом в выражении садись рядом. Дейктические значения и дейктические элементы представляют собой один из фундаментальных и универсальных элементов человеческого языка. М.Б.Бергельсон и А.Е.Кибрику (1981) принадлежит предложение выделять в семантическом представлении особый дейктический компонент.


История изучения дейксиса[править]

Понятие «дейксис» известно с античных времен, но в новое время внимание к нему привлек немецкий индоевропеист К.Бругманн (1904). На работу Бругманна опирался известный немецкий психолог и лингвист К.Бюлер, который в своей книге 1934 Теория языка много места посвятил исследованию дейксиса. Бюлер первым эксплицитно указал на два явления, производные от собственно дейксиса: анафору и Deixis am Phantasma – явление мысленного переноса дейктического центра в произвольное место пространства и времени (об обоих явлениях см. ниже). Семиотическая традиция связана с Ч.Пирсом, который в 1940 предложил называть указательные местоимения индексальными знаками, создающими непосредственную связь между словом и объектом. Еще одна традиция изучений дейксиса ведет начало от О.Есперсена, который в 1922 предложил понятие шифтер для характеризации языковых единиц, употребление и понимание которых радикально зависит от говорящего и других коммуникативных координат. Дейктические элементы – наиболее типичные примеры шифтеров. Дейктические выражения в принципе не интерпретируемы вне контекста. Высказывание типа Я сейчас здесь не может быть понято, если адресат не знает, кто является говорящим, где и когда это высказывание было порождено. В несколько других терминах аналогичные идеи несколько позже развивали А.М.Пешковский и Э.Бенвенист. Понятие шифтера позже было популяризовано Р.Якобсоном, который в известной статье Шифтеры, глагольные категории и русский глагол (1957) противопоставил шифтерные (дейктические) и нешифтерные грамматические категории. Например, в языках часто имеются две грамматические категории, связанные с семантикой времени, – время и вид. Первая из них является шифтерной категорией, вторая – нет. Значение шифтеров весьма абстрактно, а их референция переменна, хотя и в каждом конкретном случае очень конкретна. Если в разговоре участвует несколько говорящих, то в дискурсе будет представлено соответствующее количество разных я, а число референциально различных мы может быть намного больше. Усвоение правил употребления личных местоимений я и ты обычно дается детям не сразу. Тем не менее подавляющее большинство языков мира пользуется этими универсально применимыми – и потому очень экономными – языковыми элементами. Редким исключением является риау – индонезийский язык, в котором говорящие используют для референции к себе и адресату личные имена.

В последнее время изучение дейксиса из чисто теоретического все больше опирается на эмпирическое изучение дейктических средств в языках мира. Собраны большие корпусы данных по дейктическим средствам различных языков. Так, в сборнике Местоименные системы (1987), составленном У.Виземанн, собран богатейший материал по многим языкам различных ареалов, в том числе малоизученных – Амазонии, Новой Гвинеи, Африки и т.д. Местоимения как одно из основных дейктических средств представляют собой наилучший полигон для исследований дейктических механизмов.

В современной лингвистике постепенно формируется типология языков с точки зрения использования дейктических категорий. Так, С.Левинсон противопоставляет два типа языков с точки зрения того, какой момент времени принимается за основу при письменной коммуникации – момент создания сообщения или момент его получения адресатом. Одни языки склонны к выражениям типа Я пишу это сегодня, а ты получишь это завтра, другие – к выражениям типа Я написал это вчера, а ты читаешь это только сегодня.