Лексические заимствования в польском языке в контексте культурно-исторических связей Польши

Материал из Викиверситета
Перейти к навигации Перейти к поиску
Adobe Caslon a.svg Авторская работа
Автор: Михаленко А. О.
Руководитель: ?
Рецензия: ?
Information.svg Эта страница относится к материалам факультета лингвистики

В данной статье рассматриваются исторические культурные и языковые контакты поляков, характер которых определяется главным образом лексическими заимствованиями. Показано, как языковые контакты поляков с соседними историческими и современными государствами повлияли на развитие лексики современного польского языка и в какой хронологии это происходило.

Лексические заимствования в помощь историкам[править]

Лексические заимствования, появляющиеся в языке в различные периоды его истории, позволяют отследить языковые контакты и сделать предположение об исторических связях контактирующих народов, а также о характере этих связей (война и экспансия, экономическое соперничество или сотрудничество, взаимная торговля и т. д.). Посредством анализа заимствованной лексики в польском языке возможно проследить, какие культурные связи существовали между поляками и другими европейскими народами.

Историческая периодизация польского языка не имеет однозначного толкования. З. Клеменсевич, Т. Лер-Сплавинский и С. Урбанчик предлагают несколько периодизаций, учитывающих не только крупные изменения в фонетике и грамматике, но и языковое влияние соседних государств [Ананьева, 26-29]. Периодизация П. Зволинского также учитывает этот фактор. Тем не менее, у всех этих авторов различный взгляд на периодизацию: по числу вех, по временным рамкам отдельных периодов и характеру изменений нет однозначного мнения. Следовательно, вопрос о периодизации открыт. Для удобства часто используют условную периодизацию, учитывающую только крупнейшие изменения в структуре польского языка. Она включает дописьменный (до сер. XII в.), древнепольский (сер. XII — нач. XVI в.), среднепольский (нач. XVI — сер. XVIII в.) и новопольский периоды (сер. XVIII до наших дней) [Тихомирова, 6]. Эти периоды не всегда совпадают с волнами заимствований.

Праславянский фонд и ранние заимствования[править]

Самым устойчивым пластом польской лексики являются слова праславянского, западнославянского и собственно лехитского происхождения [Тихомирова, 32-33]. Многие из этих слов прошли прямой путь от праиндоевропейского до праславянского языка. Это, например, слова ojciec «отец», mać «мать», brat «брат», siostra «сестра», słońce «солнце», ziemia «земля», wiatr «ветер», rzeka «река», wieczór «вечер», zima «зима», głowa «голова», oko «глаз», wojna «война», młody «молодой», wielki «большой», biały «белый», czarny «чёрный», dobry «хороший», zły «плохой, злой», widzieć «видеть», słyszeć «слышать», jeść «есть, кушать», być «быть» и многие другие [Wlaczak, 55-57; Ананьева, 269-272].

Часть слов праславянского фонда была заимствована из соседних германских и кельтских языков [Этимологический словарь славянских языков]. Из прагерманского в праславянский язык пришли слова *kъnędzь (от прагерм. *kuninga-; нем. König, польск. książę «князь»), *bukъ (прагерм. *bōkaz; нем. Buche, польск. buk «бук»), *pъlkъ (прагерм. *fulkaz; нем. Volk, польск. pułk «полк»). Позже из готского были заимствованы слова *xlěbъ (готск. hlaifs; польск. chleb «хлеб»), *kupiti (готск. kаuрōn, из лат. саuрō; польск. kupić «купить»), *t’ud’ь (готск. Þiuda, нем. deutsch; польск. cudzy «чужой»). После разделения германских языков из различных диалектов древненемецкого языка пришли слова *korl’ь (др.-верх.-нем. Karl, польск. król «король»), *lьvъ (др.-верх.-нем. lewo, из др.-греч. λέων через лат. leō; нем. Löwe, польск. lew «лев»), *popъ (др.-верх.-нем. pfaffo, из др.-греч. παπᾶς; нем. Pope, польск. pop «поп»), *redьky/rьdьky (ниж.-нем. redik, от лат. rādīx; нем. Radieschen, позн. польск. redyska «редиска»).

Большое количество слов в праславянском языке, как предполагается, иранского (*bogъ, *gъpanъ, *xata, *toporъ и др.) [Трубачёв, 46], тюркского (*baranъ, *xъmelь, *slonъ, *tovarъ, *tъlmačь) и романского происхождения (*byvolъ, *čeršьna, *kapusta, *kotъ, *krьstьjaninъ, *mormorъ, *mъlinъ, *olъtar’ь, *pьpьrь, *poganъ, *polata, *trǫba). Последние, возможно, проникали в праславянский через германские языки. Все эти заимствования, как правило, описывают новые для славян реалии: атрибуты религии, технические средства, незнакомые виды животных и растений. Большая часть слов германского происхождения связана с бытом, хозяйством, политикой и военным делом. Это во многом определяет характер отношений славян с германскими, тюркскими и иранскими народами в I тысячелетии н. э.

Контакты с европейскими соседями в средние века и новое время[править]

В X-XII вв., согласно Н. С. Трубецкому и Н. Н. Дурново, праславянский язык вошёл в позднюю стадию. После падения редуцированных уже можно было говорить о формировании современных подгрупп славянских языков. Формально выделение диалектов полян, вислян, мазовшан и слензан, по мнению С. Урбанчика, произошло ещё раньше.

В древнепольский период литературным языком был латинский, что связано с принятием поляками в X в. католицизма. С XI в. отмечается наплыв латинской лексики в польский язык. Появились слова anioł «ангел» (от др.-греч. ἄγγελος), kościół «костёл» (лат. castellum), szkoła «школа» (лат. schola, др.-греч. σχολή), data «дата» (позд. лат. data) и др. На протяжении среднепольского и нового периода через латынь в польский проникли также слова architekt «архитектор» (др.-греч. ἀρχιτέκτων), dokument «документ» (лат. documentum), edukacja «образование» (лат. ēducātiō), forma «форма» (лат. fōrma), religia «религия» (лат. religiō) и др. В поздние периоды латынь была источником преимущественно научных терминов и интернациональной лексики [Walczak, 101, 160-163; Ананьева, 285-287].

В древний период в польском языке наблюдается присутствие чешского языкового влияния. Такие слова как hardy «непокорный», hańba «позор» (искон. польск. gańba), jedyny «единственный» (искон. польск. jedziny), hojny «щедрый», obywatel «гражданин» (искон. польск. obywaciel), serce «сердце» (искон. польск. sierce) пришли из других языков через чешский или из праславянского, но с чешскими огласовками [Walczak, 101-102].

Историческое соседство Польши с немецкими землями сыграло важнейшую роль в формировании лексики как польских пограничных диалектов, так и восточных диалектов немецкого языка. В литературном польском языке существует большой пласт немецких заимствований. Самое сильное влияние немецкий оказывал на древнепольский язык. По большей части лексика этого периода связана с политикой и экономикой: burmistrz «бургомистр» (нем. Bürgermeister), ratusz «ратуша» (нем. Rathaus), handel «торговля» (нем. Handel), rachować «считать» (нем. rechnen), waga «весы» (нем. Waage). Также много слов связано с бытом, профессиями, военным делом: fartuch «фартук» (нем. Vortuch), talerz «тарелка» (нем. Teller), ślusarz «слесарь» (нем. Schlosser), malarz «художник» (нем. Maler), szturm «штурм» (нем. Sturm), żołnierz «солдат» (нем. Soldat), żagiel «парус» (нем. Segel) [Walczak, 102-103, 160-163; Ананьева, 283-284].

В среднепольский и новопольский периоды количество заимствованных из немецкого языка слов уменьшается, но процесс языкового взаимодействия не прекращается. В эти периоды появляются слова druk «печать» (нем. Druck), gwałt «насилие» (нем. Gewalt), herszt «главарь» (нем. herrschen), stempel «штемпель» (нем. Stempel). Не редкостью становятся кальки из немецкого: czasopismo «журнал» (нем. Zeitschrift), parowóz (нем. Dampfwagen), językoznawstwo «языкознание» (нем. Sprachkunde). В период расцвета польского языка многие слова немецкого происхождения перекочевали в русский язык.

Если языковые контакты Польши с Германией были неизбежны, то взаимодействие польского языка с романскими языками носят совсем иной характер. Популярность итальянской культуры в XIV-XVII вв., а также развитие коммерческой деятельности в Италии способствовали проникновению в польский язык новых понятий из области музыки и коммерции: aria «ария», serenada «серенада» (итал. serenata), gracja «грация» (итал. grazia), bank «банк» (итал. banca) [Ананьева, 288-289].

В XVII и особенно в XVIII в. с расцветом французской литературы, моды, кухни и с ростом интереса европейцев ко всему французскому начинается экспансия галлицизмов. В польском языке появляются французские заимствования из самых различных областей жизни: fryzjer «парикмахер» (от фр. friser), bagaż «багаж» (фр. bagage), biuro «бюро» (фр. bureau), krawat «галстук» (фр. cravate), perfumeria «парфюмерный магазин» (фр. parfumerie) [Walczak, 147-149; Ананьева, 288-289].

Заимствования из восточнославянских языков[править]

Восточнославянские заимствования в польском языке представлены редкими украинизмами и русизмами. Гораздо большее влияние польский язык оказал на восточнославянские языки. В среднепольский период из украинских диалектов в польский язык проникают украинские слова duży «большой» (укр. дужий), czupryna «шевелюра» (укр. чуприна) и некоторые другие. Через украинский (и отчасти венгерский) из тюркских языков в польский приходят слова chan «хан», dżuma «чума», kaftan «кафтан», wojłok «войлок», buhaj «бугай», buława «булава». В новый период появляются украинские слова hołubić «нежить» (укр. голубити) и bałakać «болтать» (укр. балакати). В целом широкого распространения в Польше они не получают [Ананьева, 288-289].

Влияние русского языка на польский можно наблюдать как в виде заимствований (odkrytka «открытка», okutać «окутать»), так и в виде устойчивых калькированных выражений. К последним относятся, например, выражения wziąć fortecę «взять крепость» (вместо zdobyć fortecę), okazywać pomoc «оказывать помощь» (вместо nieść pomoc). В разговорной речи в XX в. наблюдались такие слова и выражения как miałem perepałkę «ведём перепалку», jołki-pałki «ёлки-палки», barachło «барахло».

Новейший период: наплыв англицизмов[править]

Со второй половины XX в. на польский язык активно влияет английский, что связано с развитием англоязычных масс-медиа и масштабным распространением английского языка в бизнес-коммуникациях. Вошедшие в польские словари лексемы из английского языка: bar «бар», finisz «финиш» (англ. finish), futbol «футбол» (англ. football), jazz «джаз», hit «хит», mityng «митинг» (англ. meeting), start «старт», weekend «уик-энд» и др. В разговорной речи, в среде молодёжи и в отдельных профессиональных группах использование английский заимствований может быть необоснованным и чрезмерным, что вызывает опасения по поводу возможной «порчи» польского языка англицизмами и американизмами.

Выводы[править]

Рассматривая всю историю лексических заимствований, можно, во-первых, представить, какие отношения связывали поляков с германцами, восточными славянами, иранскими и тюркскими народами до нового времени. Во-вторых, можно увидеть общие в Европе тенденции в языках и языковую моду XVII-XIX веков. В-третьих, можно проследить современные особенности развития польской лексики и огромное влияние английского языка на польский язык. Причинами тому являются глобализация и увеличение объёмов информации в мире. О последствиях такой языковой экспансии в конечном счёте говорить пока рано.

Источники[править]

  • Boryś W. Słownik etymologiczny języka polskiego. — Kraków: Wydawnictwo Literackie, 2005.
  • Walczak B. Zarys dziejów języka polskiego. — Wrocław: Wydawnictwo Uniwersytetu Wrocławskiego, 1999.
  • Ананьева Н. Е. История и диалектология польского языка. — М.: Изд-во МГУ, 1994.
  • Бернштейн С. Б. Сравнительная грамматика славянских языков. — М.: Изд-во «Наука», 2005.
  • Мартынов В. В. Язык в пространстве и времени. К проблеме глоттогенеза славян. — М.: УРСС, 2004.
  • Тихомирова Т. С. Польский язык // Языки мира: Славянские языки. — М., 2005.
  • Трубачёв О. Из славяно-иранских лексических отношений // Трубачёв О. Труды по этимологии. — М.: Языки славянской культуры, 2004. — Т. 2.
  • Этимологический словарь славянских языков: Праславянский лексический фонд. Выпуски 1-35 / Под ред. О. Н. Трубачёва. — М.: Изд-во «Наука», 1974.