Образ Клеомена I в «Истории» Геродота

Материал из Викиверситета
Перейти к навигации Перейти к поиску
Adobe Caslon a.svg Школьная работа
Автор: Danvintius Bookix
Оценка: ?

Введение[править]

Спартанский полис отличался от большинства других полисов Греции. Спарта была в своём роде уникальным феноменом. Основу этого феномена составляла прежде всего их необычная социальная, ментальная структура. Институт царской власти в Спарте также является уникальным феноменом. Спарта была одним из немногих греческих полисов, в которых царская власть не была ликвидирована в течение архаической эпохи. Высшими должностными лицами государства по-прежнему оставались цари, причём этих царей одновременно было два; соответственно, имелись две царские династии — Агиады и Еврипонтиды. Вопрос о происхождении этого феномена пока не имеет однозначного ответа.

Спартанское воспитание исключало какие-либо личностные начала, где всё должно было совершаться на благо полиса. Однако и в таких условиях появлялись яркие личности. Одной из таких личностей и был царь Клеомен I.

В целом, «спартанская» тематика стала объектом исследования историков только в XX веке, и, несмотря на имеющееся в наше время большое количество работ по этой теме, некоторые аспекты, по мнению автора работы, остаются малоизученными. Долгое время гораздо большее внимание учёных привлекали Афины, нежели Спарта и до определенного момента греческий полис изучался в основном на афинском материале, что было продиктовано как наличием большой древней традиции, так и политической конъюнктурой - в Афинах западные демократии видели прообраз открытого общества. Ныне о Спарте и различных проблемах ее истории написано много; по освещенности в историографии этот полис, бесспорно, стоит на втором месте после Афин, не знающих в данном отношении себе равных.

Главным источником сведений о Клеомене является «История» Геродота. Этот труд является важным источником по истории Греции V века до н. э. Также обширные исторические экскурсы по истории многих регионов Средиземноморья делают его труд ещё более важным. Нужно отметить, что Геродот с симпатией относился к афинянам и их государственному строю, однако и по отношению к Спарте в его труде не встречается каких-либо откровенно враждебных слов. Геродот часто критиковался, как в древности, так и более в близкие к нам эпохи за то, что не подвергал критическому анализу сведения от своих информаторов. Из-за этого достоверность его сведений различна.

Геродот в своём труде неоднократно обращался к событиям жизни этого спартанского царя (особенно часто — в пятой и шестой книгах). Именно из «Истории» известно об обстоятельствах рождения Клеомена и его прихода к власти, о военной биографии царя, особенностях его внешней и внутренней политики, о конфликтах с другими органами спартанской власти, которые привели Клеомена к опале, и о странных обстоятельствах его смерти. «Клеоменовские» экскурсы Геродота разрозненны в его труде, и не все описанные в них события поддаются точной датировке .

По мнению И. Е. Сурикова, личность Клеомена I была недооценена историками. Одной из причин этого он называет малое количество сведений о нём античных историков . Редко исследовались жизнь и деятельность Клеомена I также и в современной историографии. Ему не посвящено ни одной монографии. Работой, в которой биография Клеомена освещена наиболее подробно и целостно, долгое время оставалась довольно давняя статья немецкого исследователя Т. Леншау. В ряде статей различного времени и уровня анализируются те или иные эпизоды, связанные с царём Клеоменом: его вмешательство в афинские дела , династический кризис последних лет его правления и др. В отечественном антиковедении почти единственным специалистом, серьезно занимавшимся этим спартанским царем, был В.М. Строгецкий . В 2003 г. появилась статья О.В. Кулишовой о взаимоотношениях Клеомена с Дельфийским оракулом . На данный момент наиболее полной и целостной биографией Клеомена на русском языке является глава в книге И. Е. Сурикова «Античная Греция: политики в контексте эпохи: архаика и ранняя классика», изданная в 2005 г. Также несколько статей о Клеомене I написала и Л. Г. Печатнова , которая является ведущим исследователем по спартанской тематике.

Цель настоящей работы заключается в том, чтобы проанализировать образ Клеомена в «Истории» Геродота, а также сделать вывод о достоверности его сведений о Клеомене. Это должно способствовать более глубокому изучению источниковедческих аспектов труда Геродота и реалий спартанской внутренней политики. Работа состоит из введения, основной части, состоящей из двух глав, заключения и списка источников и использованной литературы. Во введении излагается проблема, цели и задачи работы, предлагается обзор историографии по проблеме, даётся характеристика источника. В первой главе мы рассмотрим сведения о жизни и правлении Клеомена I в труде Геродота. Во второй главе анализируется образ спартанского царя в «Истории» Геродота. В заключении излагаются основные итоги работы.

Ранние годы. Восшествие на престол. Состояние здоровья[править]

В пятой книге Геродот рассказывет о династической проблеме в роде Еврипонтидов, которую он описывает в связи с посольством вождя ионийских повстанцев Аристагора в Спарту в 499 г. до н. э.. В середине VI в. до н. э. (назвать точную дату не представляется возможным) эфоры озаботились тем, что у царя Анаксандрида и его жены и одновременно племянницы нет детей. Сам же Анаксандрид, несмотря на это, любил свою жену. Эфоры предложили царю взять другую жену, полагая, что его жена бесплодна, на что Анаксандрид ответил отказом (V, 39). Эфоры и геронты, собравшись на совете, разрешили царю взять вторую жену, не расторгая брак с первой. Двоежёнство не практиковалось в спартанском обществе, и эфоры сделали такое исключение, чтобы род Еврипонтидов не прервался. Вторая жена («дочь Принетада, Демаркенова сына») вскоре родила Клеомена. Однако затем и первая жена Анаксандрида забеременела. Родственники второй жены были этим недовольны, предполагая подмену. Присутствовавшие при родах эфоры подтвердили правоту первой жены царя. После Дориея она родила Леонида и Клеомброта (V, 41).

После смерти Анаксандрида престол по праву старшинства занял Клеомен, что не понравилось Дориею, который не признал царя и покинул Спарту (V, 42). Геродот пишет, что Клеомен стал царём «не по доблести, а в силу происхождения» (V, 39) и что, «Клеомен же, по рассказам, был несколько слабоумен, со склонностью к помешательству» (V. 42), отличие от Дориея, известного своей доблестью. И. Е. Суриков считает, что это преувеличение от враждебных Клеомену источников, но при этом он не исключает, что Клеомен страдал каким-то психическим расстройством, учитывая отклоняющиеся от общепринятой нормы действия царя . Нам кажется, что это была сознательная политическая акция эфоров, направленная на очернение образа Клеомена. Как пишет Л. Г. Печатнова, «это обычная для многих стран и эпох практика в отношении политических диссидентов» . Сведения о якобы имевшей место болезненности или безумии Клеомена занимают важное место в рассказе Геродота о Клеомене и восходят от враждебных по отношению к царю источников. Мы не находим признаков помешательства в действиях Клеомена в труде Геродота, однако некоторые его действия, в частности, случаи святотатства, могут вызвать такое предположение. Мы предполагаем, что эти действия, если таковые имели место, были совершены не из-за помешательства, а из-за пренебрежения религиозными нормами в собственных целях. При вторжении Клеомена в Элевсин царь приказал вырубить священный участок богинь, а во время войны с аргивянами он вероломно перебил аргосцев, искавших убежище в святилище, и сжег их священную рощу (VI. 75. 3; 80). Геродот рассказывает, что Клеомен хитростью выманил аргосцев из святилища лишь для того, чтобы тут же казнить их (VI. 79).

Чуть далее Геродот пишет: «Ведь Клеомен царствовал очень недолго и умер, не оставив сына, а только одну дочь, по имени Горго» (V, 48). Здесь историк совершает странную ошибку, утверждая, что Клеомен будто бы царствовал недолго. Скорее всего, эти сведения, как и многие другие в его труде, находятся под сильным влиянием официальной спартанской традиции, сформированной геронтами и эфорами, а они были заинтересованы в том, чтобы принизить реальное значение деятельности Клеомена . Согласно Геродоту, у Клеомена было плохое здоровье, мальчик казался слабым и болезненным, однако, став царём, проявил себя одним из самых сильных и решительных правителей во всей истории Спарты. Возможно, утверждение о том, что Клеомен в детстве был склонным к болезням, также исходит от эфоров и не соответствует действительности.

Отношение Клеомена к деньгам[править]

В традиции о Клеомене также занимает важное место отношение Клеомена к деньгам. Как известно, спартанцы практически не использовали денег в своём полисе и относились к ним пренебрежительно, сильно отличаясь этим от остальных полисов. В этой связи Геродот приводит два рассказа о неподкупности Клеомена. В Спарту около 520 г. до н. э. прибыли послы с Самоса, прося помощи против персов. Клеомен решительно отказал им, в том числе отказался и от денег, и приказал немедленно выслать послов из города (III, 148). Также интересна характеристика, которую даёт историк спартанскому царю – он пишет о нём как о «справедливейшем из смертных». Источник этого рассказа, очевидно, имел благоприятное отношение к Клеомену.

Действие другого рассказа происходит уже в 499 г. до н. э. Вождь восставших ионийцев Аристагор, прибыв в Спарту, начал переговоры с Клеоменом. В своей речи он указывал не столько на освобождение собратьев-эллинов от персидского владычества, сколько на лёгкость возможной победы над империей Ахеменидов и на перспективу огромного обогащения в случае её завоевания. Клеомен попросил три дня на раздумья, и в назначенный день спросил, сколько дней пути от Ионии до Суз. Аристагор правдиво ответил, что три месяца, и Клеомен заявил, что это неприемлемое условие для спартанцев. Тогда Аристагор отправился за ним в дом царя и начал предлагать ему всё больше и больше денег, пока не пообещал 50 талантов. Находившаяся рядом малолетняя дочь Горго воскликнула: «Отец! Чужеземец подкупит тебя, если ты не уйдёшь!» Обрадованный советом, Клеомен удалился (V, 51).

Позднее Клеомен обвинялся в коррупции и дважды был оправдан судебной коллегией, состоящей из эфоров и геронтов. Это свидетельствует о том, что, по крайней мере, до своего бегства в Аркадию царь пользовался большим авторитетом у спартанской элиты .

Афинская политика[править]

Спартанцы по совету Дельфийского оракула (возможно, подкупленного) решили начать поход против афинских тиранов Писистратидов. Первый поход, возглавляемый неким Анхимолием, закончился безуспешно. Спартанцы прибыли на кораблях к Фалеру и были разбиты фессалийцами, союзниками Гиппия. После этой неудачи эфоры около 510 г. до н. э. решили направить более многочисленное войско во главе с Клеоменом. Спартанцы вторглись в Аттику с суши и нанесли поражение фессалийской коннице, которая была вынуждена отступить перед спартанской фалангой. Клеомен вступил в город и осадил Акрополь, где находился Гиппий. Осада длилась безуспешно до тех пор, пока спартанцы не захватили в плен сыновей тирана. В обмен на их свободу Писистратидам пришлось покинуть Аттику. (V, 65)

После свержения тирании за власть в Афинах стали бороться две аристократические группировки. Одну из них возглавлял Клисфен из рода Алкмеонидов, другую — Исагор. Последний был избран архонтом-эпонимом на 508/507 г. до н. э. Терпя поражение, Клисфен обратился к демосу, желая привлечь его на свою сторону и предложив программу демократических реформ. Пользуясь поддержкой народа, Клисфен увеличил своё влияние и добился избрания архонтом-эпонимом своего родственника Алкмеона. Исагор обратился за помощью к Клеомену. Сначала спартанский царь отправил в Афины гонца с требованием изгнать «осквернённых» Алкмеонидов. Клисфен тайно бежал из города. Клеомен снова вступил в Афины, приказал изгнать 700 семейств из числа сторонников Алкмеонидов и попытался вместо прежнего Совета учредить некий «Совет Трёхсот», состоящий из приверженцев Исагора. Последнее требование означало бы установление крайней олигархии, что вызвало недовольство афинян. Клеомен и Исагор со своими людьми заняли Акрополь и были осаждены. На третий день осады было заключено перемирие, по которому спартанцам и приверженцам Исагора было разрешено покинуть страну.

В 506 году до н. э. большая армия Пелопоннесского союза во главе с обоими царями двинулась в Аттику. Тайной целью Клеомена было установление тирании Исагора (V, 74). Впрочем, возможно, это лишь догадка Геродота, а на самом деле спартанцы хотели установить олигархию в Афинах . Пелопоннесцы заняли Элевсин, с севера вторглись беотийцы, с востока — халкидяне. Однако внезапно в пелопоннесском войске начались раздоры. Коринфяне отказались от участия в военных действиях и вернулись домой. За ними последовали и многие другие союзники. Царь Демарат выразил своё согласие с коринфянами и отправился в Спарту. Спартанцы были вынуждены отступить. Пользуясь их отступлением, афиняне атаковали беотийцев и халкидян и нанесли им поражение (V. 77). Публичный конфликт между двумя царями вызвал большой скандал, после которого в Спарте был принят закон, запрещающий обоим царям командовать войском (V, 75).

Несколько лет спустя Клеомен вновь попытался организовать поход на Афины и предложил восстановить в качестве тирана Гиппия. Это предложение кажется неожиданным, ведь несколько лет назад сам же Клеомен фактически и сверг Гиппия. Вероятно, это объясняется тем, что афиняне стали вести себя слишком самостоятельно, что могло не понравиться как самому Клеомену, так и политической элите Спарты. Однако Геродот писал, что это была инициатива одного только Клеомена. Вероятно, царь рассчитывал на группировку его приверженцев в Афинах. Гиппий был приглашён из Сигея в Спарту, и по этому поводу собрался конгресс Пелопоннесского союза. Коринфяне высказались против этого, и с ними согласилось большинство союзников (V, 92). Инициатива Клеомена потерпела неудачу. Можно предположить, что он ожидал, что благодарный за возвращение в Афины Гиппий будет более лояльным к нему и к спартанцам, чем «неблагодарные» афиняне, освобождённые им же от тирании.

В 491 году до н. э. персидский царь Дарий I отправил в островные полисы Греции послов с требованием дать ему «землю и воду», то есть признать свою зависимость от Персии. Многие из них, в том числе Эгина, вынуждены были согласиться. Эгина была важным торговым центром в Сароническом заливе, и её принятие условий Дария говорило о масштабе и близости персидской опасности. Соперничащие с эгинцами афиняне попросили спартанцев наказать Эгину, тем более что она входила в Пелопоннесский союз. Клеомен лично отправился на Эгину с целью схватить лидера проперсидской группировки. Однако в его отсутствие Демарат обвинил Клеомена в том, что он действует незаконно, без санкции органов власти. Возможно, Клеомена обвиняли также и в подкупе афинянами. Высказывалось предположение, что уже в это время в Спарте существовала персофильская группировка, возглавляемая Демаратом. Но, скорее всего, здесь имели место дружественные отношения Демарата с некоторыми представителями полисных элит, которые оказались в лагере персофилов. Возможно, Демарат поддерживал ксенические отношения с одним из вождей проперсидской группировки, Криосом, который, согласно Геродоту, противодействовал Клеомену «по приказанию Демарата».

В ответ Клеомен стал распускать слух о том, что Демарат не является сыном царя Аристона и потому занимает трон незаконно. Клеомен договорился с Леотихидом, родственником Демарата и его врагом, чтобы тот утверждал, что Демарат — не сын Аристона (VI, 6).

По этому поводу возникли разногласия. Было решено обратиться к Дельфийскому оракулу. Клеомен каким-то образом, возможно, путём подкупа, привлёк на свою сторону жреца Кобона, который убедил пифию дать угодный Клеомену ответ. Клеомен, вероятно, опирался на традиционные связи Дельф со Спартой и мог иметь ксенические отношения с семьёй Кобона. Демарат лишился престола, и его занял Леотихид. Вскоре оба царя прибыли на Эгину и арестовали десятерых наиболее влиятельных персофилов. Они были отправлены в качестве заложников в Афины.

Смерть Клеомена. Религиозные взгляды[править]

Однако вскоре Клеомен был официально обвинён в фальсификации предсказания. Не дожидаясь суда, он покинул Спарту и бежал в Фессалию. Затем Клеомен попал в Аркадию и стал побуждть аркадян к выступлению против Спарты. Аркадяне оказали ему поддержку и даже принесли ему присягу на верность. Некоторые современные историки считают, что Клеомен побуждал также мессенских илотов к восстанию. По словам Платона, около 490 года до н. э. произошло какое-то восстание илотов. Некоторые историки связывают это сообщение с антиспартанской деятельностью Клеомена в Аркадии. Антигосударственная деятельность Клеомена сделала его в глазах спартанской элиты государственным преступником. Не имея возможности вернуть его в Спарту силой, эфоры вернули ему престол, а вскоре Клеомен умер при невыясненных обстоятельствах. Обстоятельства смерти Клеомена вызывают вопросы у современных историков. Согласно Геродоту, он покончил жизнь самоубийством, якобы он изувечил себя ножом, после чего скончался. Это, судя по всему, официальная версия его смерти, согласно которой царь довёл себя до безумия из-за распущенности и безудержного пьянства . В правдоподобности этой версии сомневается и Л. Г. Печатнова . Геродот считал его смерть наказанием богов за его святотатственный поступок в истории с Демаратом. Действительно, если верить Геродоту и его информаторам, Клеомен отличался крайней беспринципностью при достижении своих политических целей. Он никогда не пренебрегал фальсификациями в религиозной сфере. Согласно античной традиции, ему ничего не стоило подделать изречение оракула, подкупить жрецов или принести ложную клятву, тем более что подобное манипулирование святынями в спартанских условиях происходило легче, чем где-либо, поскольку для менталитета массы спартиатов была характерна основательная традиционность; чрезвычайно серьезно относясь к нормам и требованиям религии, граждане Лакедемона даже и представить себе не могли, что в таких вещах возможны какие-либо подтасовки. Соответственно, они легко принимали на веру все, что хотел внушить им Клеомен. Помимо прочего, последний в течение всего своего правления поддерживал весьма прочные контакты с Дельфийским святилищем и добился исключительно сильного личного влияния в этом панэллинском религиозном центре, что, безусловно, было полезным для любого его политического начинания.

Заключение[править]

Слабый и болезненный Клеомен, против всяких ожиданий, проявил себя одним из самых сильных и решительных правителей во всей истории Спарты. Он являлся в полном смысле слова яркой личностью, крупным полководцем, тонким дипломатом.

При анализе сведений Геродота о Клеомене возникает предположение о том, что историк пользовался несколькими источниками, имевшими прямо противоположные взгляды на личность и деятельность Клеомена. С одной стороны, он предстаёт типичным спартанцем, грубоватым, немногословным и воинственным, а с другой – пренебрегающим религиозными нормами и традициями, склонным на любые фальсификации ради достижения своих целей, сильной нехарактерной для спартанцев личностью.

Очевидно, что враждебная Клеомену традиция исходит от эфоров и геронтов, и Геродот, следуя своему принципу «мой долг передавать всё, что рассказывают, но, конечно, верить всему я не обязан» (VII, 132), приводит эти сведения, не подвергая их критике. Однако, опираясь на его же сведения из других частей труда, можно подвергнуть сомнению эту информацию. Информация другого рода, вероятно, исходит от людей, не связанных со спартанской политической элитой.

Образ Клеомена в «Истории» Геродота оставляет двойственное впечатление. Клеомен I, судя по всему, был человеком противоречивым, и являлся одной из немногих ярких личностей в спартанской истории классического периода.

Список источников и литературы[править]

Источники

  • Геродот. История

Литература

  • Кулишова О.В. Спартанский царь Клеомен и Дельфы // Мнемон. СПб., 2003. Вып. 2. С. 65-88.
  • Строгецкий В.М. Некоторые особенности внутриполитической борьбы в Спарте в конце VI — начале V в. до н.э. Клеомен и Демарат // Вестник древней истории. — 1982. — № 3. — С. 38—49.;
  • Он же. О датировке битвы при Сепее // ВДИ. 1979. № 4. С. 108 - 117.
  • Печатнова Л. Г. Царь Клеомен и дела о коррупции // Вестник СПбГУ. — 2006. — В. 2.
  • Печатнова Л. Г. Античное предание о гибели спартанского царя Клеомена I // Античный мир и археология. — Саратов, 2006. — В. 12. — С. 52—65.
  • Печатнова Л. Г. Противостояние Клеомена и Демарата (К вопросу о соотношении властных структур в Спарте) // Вестник древней истории. — 2006. — № 4. — С. 29—49.
  • Суриков И. Е. Глава IV. Клеомен I: «рождение личности» в Спарте // Античная Греция: политики в контексте эпохи: архаика и ранняя классика. — М.: Наука, 2005. — С. 212—271. — 351 с. — ISBN 5-02-010347-0.
  • Barello Α. II processo di Cleomene e la crisi dinastica di Sparta // CISA. 1996. Vol. 22. P. 19-27.
  • Picard Ch. Le "presage" de Cleomenes (507 av. J.-C.) et la divination sur l'Acropole d'Athenes // Revue des etudes grecques. 1930. Vol. 43. P. 262 - 278.
  • Tritle LA. Kleomenes at Eleusis // Historia. 1988. Bd. 37, Η 4. S. 457-460.
  • Berthold R.M. The Athenian Embassies to Sardis and Cleomenes' Invasion of Attica // Historia. 2002. Bd. 51, H. 3. S. 259-267.