Творчества М. Горького и Г. Маркеса

Материал из Викиверситета
Перейти к навигации Перейти к поиску

Adobe Caslon a.svg Авторская работа
Автор: ?
Работа не имеет рецензии.

Особенности хронотопа в романах М. Горького «Дело Артамоновых» и Г. Маркеса «Сто лет одиночества» (опыт сравнительной характеристики)

Время и пространство в литературе составляют некое единство, которое вслед за М. М. Бахтиным принято называть хронотопом (от др.- гр. chromos – время и topos - место, пространство). «Хронотоп - утверждал ученный, - определяет художественное единство литературного произведения в его отношении к реальной действительности <…> Временно-пространственные определения в искусстве и литературе <…> всегда эмоционально-ценностно окрашены». [Хализев: 214]

Обращаясь к особенностям семейного романа XX века, мы выделяем хронотоп биографический, семейно-бытовой, социальный и исторический. Это обусловлено сю-жетной спецификой семейного романа: история рода, кульминационные моменты его развития, его разрушение под действием различных факторов, в том числе и социаль-ного. Кроме того, следует учесть, что история семьи, история рода, история страны и всемирная история довольно жестко соотнесены друг с другом, в связи с чем, думается, необходимо обращение и к историческому хронотопу.

Итог истории двух родов (Буэндиа и Артамоновы) и развязка обоих романов идентичны, но объясняются разными причинами: реалист Горький показывает, что решающим фактором в уничтожении рода выступают внешние социальные причи-ны, Маркес, шире применяющий приемы модернизма, изображает род, самоистреб-ляюшийся внутренне. Финал романа «Дело Артамоновых» открытый, Маркес же изображает окончательную гибель рода Буэндиа.

На уровне биографического хронотопа романы имеют как ряд общих пара-метров, так и различий: хотя на протяжении романов и сменилось несколько поко-лений, они охватывают различный временной отрезок. У Маркеса этот отрезок заяв-лен уже в самом названии «Сто лет одиночества», у Горького все более реально, Ар-тамоновы существуют, примерно, в два раза меньше. Все члены семьи Буэндиа повторяют судьбу и характеры своих сородичей, у Артамоновых же наиболее явное сходство проявляется в прародителе рода Илье Ар-тамонове и его внуке. Эти сходства подтверждаются одними и теми же именами. Также сходны и женские фигуры Урсулы и Ульяны. Каждая является стерж-нем своей семьи. Трудолюбие и женская мудрость помогают им поддерживать в семьях мир, уют и взаимопонимание. Можно провести параллель и между вторым поколением – детьми, в обоих романах они оказываются неспособными к продолже-нию семейного дела и укреплению рода.

На уровне семейно-бытового типа хронотопа в романах четко прорисовыва-ются три поколения: первое поколение, как правило, самое сильное (Илья и Ульяна Артамоновы; Урсула и Хосе Аркадио Буэндиа), второе - слабее (у Артамоновых - нежелание заниматься фабрикой. У Буэндиа - другие интересы (Аурлеано - военное дело, Хосе Аркадио - тяга к путешествиям)), и третье - самое слабое и безответст-венное. Именно представители последнего поколения оказываются виновниками вымирания рода.

На уровне исторического и социального типов хронотопа оба романа имеют три вида пространства: город, фабрика и дом. Каждая из этих семей занимает опреде-ленное место в этих трех пространствах. Так, город, облик которого совпадает в эмоци-альном плане с конкретными характеристиками героев, процветает и гибнет вместе с ними, образуя тем самым единое целое. Освоение нового пространства у каждого рода начинается с греха, тем самым еще в самом начале становится ясным неспособность его к дальнейшему существованию. Город для семьи Артамоновых чужой, неродной. Для Буэндиа же Макондо стал родным местом обитания, построенным их общими усилиями.

Как и у Артамоновых, так и у Буэндиа есть свое собственное дело, своя фабри-ка, своя компания. Являясь делом всей их жизни, в итоге не приносят ожидаемых ре-зультатов.

Основным компонентом личного пространства является дом - место, где хра-нительницами очага выступают Ульяна и Урсула. Только благодаря их житейской мудрости и трудолюбию дом для семьи оставался местом уюта и покоя. Сюжетно-содержательный состав произведений вписывается в парадигму жанра «семейного романа», где главным героем выступает род, а отдельный персо-наж предстает как часть рода. Судьба Артамоновых и Буэндиа предопределена. Это находит выражение в записях Мелькиадеса и песне дурачка Антонушки.

Мы можем предположить, что в случае с Ильей-младшим повествовательная ситуация может повториться вновь: уход в нулевое время и замкнутое пространство - возделывание этого пространства на основе новой социальной концепции и пре-вращение времени в историческое – расцвет - возникновение необходимости новой концепции - уход в нулевое время - и так до бесконечности. Так образом, выявляя типологическое сходство двух романов, мы определяем основные точки соприкосновения в художественном мировидении двух классиков XX века: 1) Судьба семьи в капиталистическом мире (следует заметить, что при всем различии в эстетических подходах этих двух писателей, их понимание мира буржуаз-ных отношений практически тождественно: конечно, речь здесь не идет о буквальном влиянии Горького на Маркеса). 2) Явные библейские аллюзии, характерные для обоих текстов (ситуация изгнания Адама и Евы из рая с последующим апокалипсическим раз-витием всего человечества).

Литература[править]

1. Хализев В. Е. Теория литературы: Учебник. М., 2002.